Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

ЗЕМЛЯК

Вот церковь, где тебя крестили,
Напротив – школа, стадион,
Пиццерия, и, в кантри-стиле,
Вороний грай со всех сторон.
Полвека по своей цирюльне
На цырлах скачет серый гном,
И даже пятницы разгульней
Не стали в пабе за углом.
Облез фасад кинотеатра,
Где на экранах много лет
Для мафиози пел Синатра,
В таксидо бежевый одет.
Наполовину почернела
Бейсбольная команда, но
Тебе и до мормонов дела
Нет никакого в казино.
О том, что предки из России,
Ты редко произносишь вслух,
Достали взгляды их косые,
Улыбки крашеных старух.
Рассерженно витает шершень,
Нектар преобразуя в яд,
Соседи помнят имя Гершвин,
А имя Пришвина не чтят.

МЕЧТАТЕЛИ

Тропинками исстеганная пуща
Мечтателей не выведет из мглы,
И мрачная задумчивость присуща
Врожденному бесчувствию скалы.
Но тает снег, мерещится им лето,
И проступают корни на камнях,
Подобно жилам на плечах атлета,
Могучий совершающего взмах.
Сияние взметнувшегося диска
Приятно ослепляет двух бельчат,
И сойки бирюзовой близко-близко
Пророческие возгласы звучат.
Их юные скачки молниеносны,
Пушистые колеблются хвосты,
И вот уже хвалою плещут сосны
К подножию ребяческой мечты.

ОКРЕСТНОСТЬ

Луной осенней дальний лес оплавлен
И поле, где народ играет в гольф.
Боролся ты отважно, сэр Маклафлин,
С ощеренной бригадою «Вервольф».
Мой давний друг, твоя святая доблесть
Всем памятна, не в гольф сражался ты.
Нацелены в пылающую область
Верхушки пихт, и чуть дрожат мосты.
Селена зыбко движется над чащей,
Бреду за ней, окрестный мир затих.
Геройский сэр и друг мой настоящий,
С «Вервольфом» воевал ты за троих!
Как мячики для гольфа – видишь их ты? –
Рассыпаны повсюду горсти звезд...
Дивясь на месяц, что-то шепчут пихты,
Шагаю к ним через Маклафлин мост.

НИКОГО

Никого, повторяю тебе, поутру
Нет на той остановке трамвая,
Где дубы очерствелые морщат кору,
По привычке талон отрывая.
«Букинист» разорился, хрущобы снесли,
Райсобесами ведает церковь.
Успокойся уже, чепуху не мели:
Да, повесился Костя Аверков!
Укатила Любаня со шведом в Стокгольм.
Ну а что тут такого, послушай?..
Я не в курсе. Кажись, без креста, только холм.
На «лимон» он попал с этой клушей.
Никого, никого! Не дошло до сих пор?
Помнишь Русика, баскетболиста?
На него, отъезжая, навесил партнер
Оружейную фирму «Баллиста».
И не надо мне впаривать вашу жратву
В упаковке – сыта я по горло!
Никого, понимаешь? Кошмар наяву.
Что ж, похоже, теперь ты доперла.
Лишь дворовая ведьма: кого бы проклясть
Или с кем пацаненка забацать? –
С перепою уперлась в военную часть
Двадцать девять семьсот восемнадцать.

ЛЫЖНИК

Прорыв сознанья не апокриф,
Хотя и подступы сложны.
Преодолей любую покривь,
Но только не сходи с лыжни.
Судьба мирволит балаболкам,
Хохмачествующий штукарь
Едва ль так люто был оболган
Что в наши времена, что встарь.
В «аляске» алой, капля крови
Из-под тернового венца,
Стекай - и дол, нахмуря брови,
Прочтет послание Отца.
Рекорд затягивает петли
На самой шее у вершин.
Пророк бесстрашия, не медли,
Возьми положенный трамплин!

ГЕНИЙ НА ЮГЕ, ИЛИ КОПЕК ОГЛУ

Ну вот, дождались: власти Крыма отказываются отдавать Украине "Артек". А ведь я там был! Просто повезло: папа через суворовское училище раздобыл путевку. В школе я это, разумеется, подал как свою личную заслугу: уж не знаю, поверил ли кто... Стоял сентябрь, и мы слегонца учились, - хотя какие к черту уроки, когда за окном кипарисы и море! Еще в поезде я познакомился с гомельчанином Рухлей. Улыбчивый блондин по прибытии сразу же исколол себе руки кактусом. Мелкие иглы застряли глубоко, раны загноились. Вдобавок, накануне он опрокинул на себя стакан железнодорожного чаю. Тридцать три несчастья.

Collapse )

ГЛАЗА МОЕЙ РОДИНЫ

               Пяденицы, лютики... Как прозрачны глаза твои, родина! Пусть порой и блеклы но до чего ж памятны эти дивные краски, полутона нежности и тихой любви!.. Микрорайон Зеленый Луг с двух сторон осаждало хвойное войско. В десятом классе мы брали две банки «чернил» и Юру Брича с гитарой. На поляне я садился рядом и подпевал: «Летящей похо-одкой/ Ты вышла из мая/ И скрылась из глаз/ В пеле-ене я-анваря». Фамилию Брич мы коверкали на английский манер. Он и впрямь был похож на мост: долговязый, сутулый, несуразный. Поговаривали, что его родители разошлись на почве алкоголизма: мать предпочитала вино, отец водку.

Collapse )