Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

КАРТИНА МИРА

1

Бродячей фауне сильней
Претило домоседство флоры,
Поскольку близились просторы
К блаженному исходу дней.
Вдыхая гелий, цепеллин
От снежной пятился лавины,
Способствовали субмарины
Разоблачению глубин.
И, перезагрузив циклон,
Девелопер в окошко зыркал,
И с мастерком судился циркуль
Из-за обрушенных колонн.
Враждуя насмерть, языки
Плели магические звуки
И вновь сливались в той науке,
Что мы от смысла далеки.

2

«Септуагинта» и «Вульгата»
Не перестроили геном,
Триеры греческим огнем
Грозят фелюгам супостата.
Природа к демонам недобрым
По-прежнему благоволит,
Обжорству памятник отлит,
А пашни зарастают чобром.
На побережье фессалийском
Пируют юноши гурьбой,
И предстоит неравный бой
Единорогу с василиском.
Но губы, трескаясь от засух,
Глаза, от паводков слезясь,
Почтут за третью ипостась
Мольбу о жницах седовласых.

3

Зачем сверкающий металл
Свозили из эдомских копей
И бег волшебный антилопий
В чалме сказитель воспевал?
Платить за возвышенье царств
Душе – слоями позолоты,
Покуда страшные пустоты
В ней выщелачивает карст?
Уйми свой парус, Магеллан!
Калимантанская цивета,
Темно-коричневого цвета,
Пребудь владычицей лиан!
Тантрийский треугольный дом
И флейты яшмовой призывы:
Пока мы трепетны, мы живы,
Хоть в это верится с трудом.

НОВЫЙ СВЕТ

Ты питался «Хрониками Нарнии»,
Я читал рассказы из «Конармии».

Мне близки симфонии Бетховена,
Для тебя важнее курс биткоина.

Ты флешмобил и снимал артхаус,
Я кручу баранку, чертыхаюсь.

У тебя в уме аборты, геи,
У меня – последний день Помпеи.

Мы с тобой из разных генераций,
Твой кумир – пискливый папарацци.

Мне милей Колумб, Ньютон и Гёте:
В вашем мире им не светят льготы.

Избежим ли эшафотов, тюрем,
Отмечая Рождество и Пурим?

Или ждут доносы, подковырки –
Всех, чей мозг не выращен в пробирке?

Новый Свет пещерней год от года:
Коли так, то в чем твоя Свобода?..

ПИСЬМЕНА

Бриллиантовую пыль
Подносил визирь с улыбкой,
Драгоценнейшей присыпкой
Знаменуя щедрый стиль.
Было велено: «умри!» –
Не на гербовой бумаге –
В генуэзском банке скряге,
Острослову в Тюильри.
Обрекал их падишах
На мучительную гибель:
За урезанную прибыль,
За издевки на балах...
А теперь – без янычар
Обезлюдела столица,
Семицветно пузырится
Пена, посланная в дар.
Виноваты мы – но в чем?
Книгу древнюю листая,
Помоги, волна морская,
Заглянуть за окоем!
Мир отравлен целиком,
Стал он собственною тенью,
Ибо к саморазрушенью
Жаждой мщения влеком.
Смертоносный яд испит,
И ученый озадачен:
В этом эпосе утрачен
Водорослей алфавит.
И прибрежного песка
Письмена в часы отлива,
Скрученные прихотливо,
Неразгаданны пока.

ГЕОЛОГ

Таежным летом на привале
Дремать с испариной на лбу,
Чтоб свиристели отпевали
Твою раскольничью судьбу.
Из нержавейки нож зазубрив,
Строгать волшебную стрелу
И лихо целиться в изюбров,
Бесследно канувших во мглу.
Ручей в джунгарские селенья
Течет по россыпям тревог,
И стон глухой воображенья
Пластом безвременья залег.
Советский миф, его эрозий
Слепую карту не прочтешь,
Орудуй молотком, тверёзый,
Буссолью выверяй чертеж.
Оставь задумчивость Арахне,
Сучащей нить метаморфоз,
И бодро, залпом, шандарахни
Чекушку, что вручил завхоз.
Там, наверху, решать шаману,
Кому фетиш – кому тотем,
Повсюду ложь, куда ни гляну,
А врать не хочется совсем.

СЛАВЕ АНАНЬЕВУ

"А нам уже, Марговский, не до дружбы..."

                                          (Вяч. Ананьев)

Дружить с тобой - нелегкое занятье!
Так пыжится мальчонка, белобрыс,
Грызущих колбасу под пьяным тятей,
Свирелью отогнать настырных крыс.

Так теоретик нано-технологий
Пытается свой сколковский конвой,
Об аудиты вытиравший ноги,
Снабдить микроскопической пилой.

И так в бреду внушает Президенту
Получечен, что нужен нам Донбасс,
Георгиевскую в ладонях ленту
Размяв пред тем как сесть на унитаз...

Ах, Слава, ты - как яркая заплата
На заднице у импортной джинсы:
Но я - фарцуя - не обижу брата,
Не ссы!

НАШЕСТВИЕ

По радио "Немецкая волна"
Я услыхал о том, что обезьяны
Лютуют в Таиланде. Этот сброд
В связи с коронавирусом разграбил
Все магазины местные. Припасы
Съестные без зазрения воруя,
Макаки вырвать норовят из рук
У фермеров - кто сочную папайю,
Кто гроздь бананов, кто кочан капусты.
При этом обнаглевшее зверьё
Владельцам лавок любит наносить
Болезненные в голову укусы -
Которые нескоро заживают,
Потом надолго остаются раны...
Одна старуха жаловалась: "Кто,
Скажите, защитит от этих полчищ?
Как у себя расхаживают в джунглях
И непрестанно требуют жратвы!"
Представил я: она на солнцепеке
Горбатилась - не год, не два, не три,
Растила урожай с детьми и мужем,
Чтоб обеспечить скромный свой доход.
Обрушилась на тружеников честных
Кошмарная напасть со всех сторон!
Отныне права собственности нет,
Как нет уж никаких приоритетов:
Всех уравняло бедствие в правах -
Блоху, слона, змею и черепаху...
Где ваша справедливость, Томас Мор?
Где, Кампанелла? Сен-Симон, к ответу!
Фурье и Роберт Оуэн - в глаза,
В глаза смотреть! Хвостами не крутя!
Не скрежеща пожухлыми клыками!
Нет Дарвина на вас, тупая стая
Двуличных иждивенцев, болтунов...
Но, к счастью, древний жив еще обычай
В Юго-Восточной Азии: скопить!
Кастрировать проклятых мародеров!
Нещадно, деловито, без поблажек!
Ведь только так возможно сохранить
Узоры древней пагоды буддийской
И мантры наших лучших мудрецов.

ТЕТРАКАТРЕН 113. ПРАВДА

Россия поступает не вполне
Осмысленно, блуждая как в тумане,
Грозит заболевание стране
От недостатка целеполаганья.
Зачем годами кровь лилась в горах,
Десятки тысяч гибли для того ли,
Чтоб воцарился дерзкий падишах,
Держа соседей в страхе и в неволе?
Разумно ль было там сжигать мосты,
Где узел всех торговых отношений,
Сограждан доводить до нищеты
И травле подвергать научный гений?
Разбойному обману поддалась
Бескрайняя равнина не впервые,
Меж тем причинно-следственная связь
Ведёт к исчезновению России.

ГЕОРГИЙ ИВАНОВ

«Я в сургучевский не вступал союз! –
Алданову доказывал он. – Фрицы
До нитки обобрали нас! Клянусь,
Никто не привечал их в Биаррице!
Как многие, надежду я вдали
От родины питал, не отрицаю...»
«Послушайте, родных моих сожгли.
Гестаповцу простить иль полицаю
Не в силах я. Но знайте, что руки
И вам я не подам. За ту надежду.
А помощь вам оформят. Старики
Должны же есть и обновлять одежду».
И вскоре, жаждой мщения горя,
Рецензию он пишет на Ландау:
Неверье, шарж на русского царя...
И тихо шепчет: «Мало вам Дахау!»

ПРОИСХОЖДЕНИЕ

Был ли Шевцов евреем? Этот вопрос постоянно тревожил не только его, но и всех окружающих. Дальний предок Шломо бен Шевет, переселившийся из Польши в Житомир, отменно тачал ботфорты и шил кафтаны. «Шевет» на иврите означает «племя», но уже деду-нэпману пришло в голову воспользоваться дворянской фамилией. Тем паче «швэць» переводится с малоросского как сапожник. Верней, поначалу он звался Юзеф Шеветцев, но пьяная паспортистка что-то напутала, отсюда и пошли Шевцовы... Отец Сереги служил морским пограничником в Калининграде, пятая графа не позволила ему подняться выше старшего мичмана. С матерью было посложней: в двухлетнем возрасте ее нашли у подножия Эльбруса. Харьковский изобретатель термосплавов и его бездетная супруга-альпинистка удочерили подкидыша, а когда началась война, увезли в эвакуацию в Фергану. Словом, у Шевцова выбора не было: в советском паспорте он числился хуже не придумаешь. Впрочем, по внешности и характеру не скажешь: голубоглазый и темнорусый, он мог запросто заехать ногой кому-нибудь в челюсть. «Ты часом не жиденок будешь?» - такой вопрос ему как правило задавали один-единственный раз. Из нархоза его выдавили юдофобы, он загремел в армию. Демобилизовавшись, окончил Историко-архивный. Воевал с национал-патриотами, однажды даже поджег штаб баркашовцев... Переезд на Ближний Восток его несколько озадачил: Серега вдруг наглядно осознал несостоятельность своих семитских притязаний. Ни темпераментом, ни повадками почти не соответствовал. «У евреев волосы вьются!» - высокомерно бросила ему одна бухарская барышня. Разозлившись, он расстегнул штаны и продемонстрировал ей свою курчавую лояльность. В Штатах, где он оказался через восемь лет, его тоже одолевали назойливыми вопросами. «А вы разве еврей? Такое бывает, да?» - пожилая кишиневская парочка, перемигиваясь, хихикала. Сил человеческих не было терпеть! Заплатив сто долларов, он сделал анализ ДНК. После чего в генах выявились казаки, черноморские греки и северокавказские князья. На радостях Серега отправился шляться по Гарлему и, кажется, удирал от полиции на трофейном скуттере, похитив из какой-то мечети кривой пакистанский меч.