Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

ЗВЕЗДОЛЁТ

На входе у Белого дома
акация душно цветет.
Хорошая девочка Нэнси
сограждан лягает в живот.

Ее голливудские зубы
оскалены в летней ночи.
Бикини столетней голубы
Шокирует нас, хоть кричи.

И вовсе, представьте, неплохо,
что рыжий денёк в ноябре
насмешками щедро осыплет
подстриженную под каре.

Не зря с одобреньем веселым
«Антифа» глядит из руин,
когда в Капитолий зловеще
ползет она как панголин.

В байде CNN отражаясь,
откалывает антраша
хорошая девочка Нэнси.
Да чем же она хороша?

Спросите об этом Титана,
что в доме три года живет.
Он с именем этим ложится
и с именем этим встает.

Недаром и в Твиттере нежно,
где чобот шалуньи ступал,
«Хорошая девочка Нэнси», -
в отчаяньи он написал.

Не может людей не растрогать
Титана упрямого пыл.
Так Пушкин влюблялся, должно быть,
в свирепых жандармских громил.

Он лет через пять, по закону,
покинет пенаты свои.
Политика кажется тесной
для этой огромной любви.

Преграды влюбленному нету:
смущенье и робость – вранье!
На всех перекрестках вселенной
он вскоре ославит ее.

На Марсе далеком – огнями,
подлодками – в бурных морях,
в Верховном суде – приговором,
и сланцевым газом – в горах.

Он в небо залезет ночное,
все пальцы себе обожжет,
но вскоре над тихой Землею
взорвется её звездолет.

Пусть будут ночами светиться
над центром твоим, Вашингтон,
её накладные ресницы,
горелый её силикон!

ЦЕЛОМУДРИЕ

Нам трепет целомудрия завещан,
Его в тончайших складках обнаружь.
На зеркале не замечая трещин,
Возлюбенная принимает душ.
С огнями придорожного мотеля
Созвездия соперничать непрочь,
По чертежу купальника на теле
Легко ориентируется ночь.
Мороженщице юной дальнобойщик
К зиме подарит теплые меха,
Хмелея от перевозимых бочек
С запасом первородного греха.
А поутру ее подбросит в Монток,
Где ангельский наяривает хор,
Хоть из боязни ни она, ни он так
Не величали чаек до сих пор.

ОТКРЫТИЕ

Вселенная вмещает столько зла,
Что непонятно как она доселе
В одну из черных дыр не уползла,
Под запах серы справив новоселье.

ДЕНЬ КОСМОНАВТИКИ

Помню как сейчас: это было 12 апреля 1991 года, День Космонавтики. Получив диплом, я продолжал нелегально ютиться в общаге на Добролюбова: возвращение в Минск не сулило мне ни толковой работы, ни какого бы то ни было бурного общения. Поскольку же я все дни просиживал в кофейне на Бронной, то и подружился с Сергеем Ганиевым и Петей Курковым: один учился в аспирантуре, знал фарси и подрабатывал переводчиком в «Худлите», другой слыл записным толкиенистом, кропал фантастическую прозу и собаку съел на загадочной кельтской истории.

Collapse )

ПОЦЕЛУЙ

Не перестану восхищаться я,
Затем что и восторг мой неподделен,
Общительностью горного ручья
И философской глубиной расселин.
Сколь трогательна родственность опят
И сколь, незавершенной равен фразе,
Стоически прекрасен звездопад,
Бесстрашно разрывающий все связи!
Ни в ювелирном мастерстве смолы,
Ни в гении графическом пещеры
Не усомнюсь: те образы милы,
В которых торжествует чувство меры.
А у кого еще мы так могли б
Терпимости и такту поучиться?
Готическим чертогам этих глыб
Журчи своей кириллицей, криница!
Даруй, закат, задумчивый фэншуй
Суфийской одержимости стрижиной!
Нам жизнь дана как неба поцелуй,
И смысл неразлучим с первопричиной.
Ведь правила природы таковы,
Что не пришлось ей, даже с кем-то споря,
Спросить национальность у листвы
Иль вероисповеданье у моря.

НЕПРОПОРЦИОНАЛЬНЫЙ ОТВЕТ

Сердчишко ноет:
Вразнос народ,
И астероид
Вот-вот рванет;
Барак не зря ведь
Велел, ей-ей,
Его направить
На Мавзолей!
Агентству NASA
Приказ отдав,
Лишил нас мяса
И прочих прав;
Ни дров, ни водки,
Чморит страну,
Ведя с подлодки
Свою войну...
Вдвоем с Европой
На ФСБ? -
Ну, черножопый,
Ужо тебе!
Сбивать с орбиты
Планеты - грех!
(Опять семиты
Шустрее всех).
В ответ, Обама,
Наш исполком
Нацелит прямо
На Белый дом
Не рой созвездий
И прочий блеф -
ДОКЛАД НА СЪЕЗДЕ
КПРФ!!!

http://joinfo.ua/sociaty/1068555_KP-RF-zayavila-Obama-prikazal-NASA-napravit.html

ВЕРМЕЕР

Сродни шестнадцати пророкам,
Колонны подпирают свод
Мистерии, что вышла боком
Разгулу биржевых свобод.
Колоколами Ньивекерка
Тюльпаны зазвонят порой –
Помпезна савана примерка,
Исполнен грации покрой.
Художник узнает по писку
Впотьмах шныряющую мышь:
Ату, гони ее, папистку,
Проклятая горгулья, кыш!
Но старых мельниц именины
Справляют лопасти, дрожа,
Пока по швам трещат камины
И гульден стачивает ржа.
Молочница и кружевница,
Денница сурика свежей
И от затмения разнится
Преображеньем витражей.
А кисти чудится менада:
Безудержно обнажена,
Как взрыв порохового склада
В зажмуренном глазу окна.
И эти скатерти, шпалеры,
Их мотыльковая пыльца –
Напоминают нам сверх меры
О шелкоткачестве отца.
Век оторочен горностаем,
И все ж гадает астроном:
Затем ли мы трактат листаем
Что свет созвездий отстранен?
Ведь из моллюска он, из жмыха,
Из голубого камня дельт,
И на него дивится тихо
Затопленный плотиной Дельфт.

ВИДЕНИЕ

По граненой пустоши Манхэттена
Брел я, безутешный и больной,
Сетуя, что смята, оклеветана
Жизнь моя, и пропасть подо мной...
Вдруг над Риверсайд взметнулся Сметана,
Колыхнул магической волной!

Это было проблеском отчаянья,
Ясного как роща в сентябре:
Авель сей же миг очнулся в Каине,
Ветвь оливы треснула в костре,
На далекой йеменской окраине
Всхлипнула красавица в чадре.

Гимн «Атиква», наше дело правое,
Встраиваясь в дивный звукоряд,
Заструился непокорной Влтавою –
От Градчан и дальше, в Вышеград;
Я почуял как в созвездьях плаваю,
Вековой отверженности рад.

БИЗНЕС-ПЛАН

Я отправлюсь к югу от духоты,
К западу от выгод, ни с кем не споря,
Буду куковать из окна «ух ты!»
В паре облаков над уровнем горя.
Циркуль и планшет у меня готов,
Вызубрю я сонник порой осенней:
Чтобы различать ароматы слов,
Стебли падежей, лепестки склонений...
Все это случится в эпоху Дзэн,
Чучельник захнычет: «Эх, дал я маху!» –
После межпланетной отмены цен
(Дзинь за колокольчик, дзинь-дзинь за птаху).
Мне же трын-трава. Я отчалю от.
С леденцом весла воспарю к созвездьям.
Выдохнут соседи: «Гляди, пилот!
Так как он летит – мы быстрее ездим».

МАТРЕШКА

– Что с тобою, русская матрешка,
Отчего ты стонешь на весь мир?
Али вновь не сходится застежка
На парче, затасканной до дыр?

– Тошно мне, родимый: проглотила
С утреца я Грузии кусок.
Крым отъела. Ждет меня могила:
Украина встала поперек!..

– Так на кой насилуешь ты брюхо?
Рассупонься, баньку протопи!
Дома у тебя, поди, разруха:
Злые ветры дуют из степи.

– Очумел? Таджики и казахи
Умоляют мамку: отвори!
Ляхи и чухна толпятся в страхе:
Будет ли вакансия внутри?
Слой за слоем Азию, Европу
Заключить в утробу я должна,
Объяснить пиндосу-остолопу:
В доброго и влазит до хрена!

– Видно, и его черед настанет?

– Знамо дело, все в меня войдут!
Запад, вишь, грехом содомским занят:
Как тут не вершить мой Божий суд?
Африка, Австралия и Штаты,
Марс, Луна, а там и Млечный Путь, –
Знай мою отзывчивость, ребяты!
Всякого разместим как-нибудь!

– Ну а вдруг подавишься, обжора?
Вон, и без того тебя мутит.

– Жди тогда бесправия и мора!
Кто ж одним собой бывает сыт?!
Горе всем народностям и странам,
Коли их возлюбленная мать,
Прохудившись пузом деревянным,
Детушек не в силах крышевать...