Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

СИБЕЛИУС

Центы клянча, бродили детройтцы,
К банкоматам сбежав из трущоб,
И рыдала от них церковь Троицы,
Тихо к сердцу прижав небоскрёб.
И мигал светофор – иллюстрация
К созреванию яблонь в саду...
Город-обморок, челюстью клацая,
Знал, что я своё счастье найду!
Мне хотелось от трешевых постеров,
Повенчавших хот-дог и дотком,
Перебраться на яшмовый остров,
Где бы пенились мёд с молоком.
Я мечтал о горах Пенсильвании,
О волнистом нырянии выдр,
О радушии ферм, где заранее
Забродивший откупорен сидр.
И о гулких расщелинах Поконо,
Где индейским жрецом испокон
Столько окон округлых наокано,
Словно зыришь из трюма времён.
Водопады, сравнимые с финскими,
И два трейлера – ах, лепота! –
На подножье заползшие сфинксами
Сторожить пирамиду хребта...
Мимолетная грёза, к себе ли Вас
Приглашу, или в гости набьюсь,
Колыбельною скрипкой Сибелиус
Оградит от постылых обуз!
Будет жаркое лето, я выволок
Из загашника цепкий гамак,
Будет посвист туннелей и иволог,
Шелест фоток, архивных бумаг.
Ваши бледные щёки в ладони я
Заключу – и растает тотчас
Одночастная эта симфония,
Что в походе так сблизила нас.

АМАЛЬФИ

Белела бабочка на мальве,
И жил предчувствием дождя
Наскальный барельеф Амальфи,
Блаженно к морю нисходя.
За столько лет не надоело
Мальчишке рыбой торговать,
Чертовке клянчить лимончелло
И всех укладывать в кровать,
Хрычу на антикварный рынок
Волочь согбенно всякий хлам,
К молитве строгой капуцинок
Вызванивать колоколам...
И ты спросила: «Если Хронос,
Проспав, не заведет часы,
Куда исчезнет завихренность
Прибрежной этой полосы?
Куда неспешные потоки
Беспечных денутся транжир?»
А я ответил: «В каждом сроке
Незримо явлен вечный мир».

ТАВРОМАХИЯ

По абрису гранитного карьера
Гоняют мотоциклы вперебой,
И старый клен, как опытный тореро,
Их дразнит багровеющей листвой.
Амфитеатра гул из преисподней
Доносится, но байкеры, кружась
В надежде ощутить себя свободней,
С фиестой не усматривают связь.
Им невдомек, что мечет бандерильи
Последний одуванчик на лугу,
Что это предки их уговорили
Над пропастью описывать дугу.
Рокочет "Харли-Дэвидсон", и сроки
Колеблются, но жертвенник горит,
Покуда в грандах теплится высокий
Дух Реконкисты и её коррид!

ДРАГОЦЕННОСТЬ

В зените славы создал я камею,
Квартала ювелиров старожил,
Использовал всю россыпь, что имею,
И кое-что впридачу одолжил.
Гонзалес, подмастерье, два рубина
Под платье раздобыл. Не повторяй,
Что ты моя презренная рабыня:
Опять вина хлебнула через край?
Похищенный из индуистских храмин
Джандараканд сребристо-голубой,
По-европейски просто лунный камень,
Грустит о расставании с тобой.
Пускай на фоне черного агата
Изобразит он волны. Лазурит,
Алмазными вкрапленьями богато
Украшенный, пусть небо озарит.
Не так ли и зрачки твои сияли,
Прикосновений страх преодолев?
О, Лола, воскресит тебя едва ли
Миниатюрный этот барельеф!
И все же я лужайку изумрудом
Нежнейше обозначу, где ласкал
Тебя на зависть нимфам белогрудым,
Блаженно затаившимся меж скал.
Жемчужной этой кистью, Лола Санчес,
Сжимай покрепче пенный свой топаз!
И я от счастья пьян, с тобою нянчась,
И ты хмельна, от горя не топясь...
За то, что соблазнил тебя Гонзалес,
Не думал я губить любовь свою:
Но поздно. Чтобы швы не расползались,
Расплавленное золото залью.

ОППОНЕНТ

Да, он хрипит, я знаю, нынче в России мрак:
В ауте рубль, и зомби гасят с экрана ропот,
Но ведь и мы из мести вешаем всех собак -
Стоит ли белениться, разве нас кто торопит?
Пропит московский воздух, выцвел их триколор,
Дьяконы к рамадану нервно листают святцы,
Только и здесь не сахар: ленточку приколол -
Думаешь с этим пазлом запросто разобраться?
Братцы, молю, очнитесь! Головы с плеч долой -
Вот что мультикультурье белой готовит расе.
Грубый джигит набросит коврик на аналой:
Так прикрывают морду скрюченной на матрасе.
В часе езды мечети. К черту ваш ералаш,
Табель о рангах эту: боров, за дом в Нью-Джерси,
Стройным слывет джейраном. Лучше орать "крымнаш",
Дал мусорам на лапу - и рассекай на "мерсе"!
Версий Армагеддона нет у меня иных.
Брайтонские Вольтеры, зреет такая драма -
Вспомните с ностальгией давний удар под дых!
Вот почему мне пофиг Путин или Обама...

ИНТУИЦИЯ

Обреченность садится на кухне,
Чай из блюдечка, брови дугой:
«Только чур с табурета не рухни,
Соберись, - говорит, - дорогой;
Жизнь угроблена на свистопляску,
Тараканьи бега в основном,
И врагов у тебя под завязку,
А реальных друзей днем с огнем;
Все расчеты давно медным тазом,
Заикаться ты стал слегонца,-
Не иначе зашел ум за разум,
Предвещая начало конца?..»
Помолчав, отвечаю я стерве:
«Врать не буду, похоже что так,
Не избавит от терний и вервий
Малохольная кучка зевак;
Обнесенный забором чугунным,
Нефиговый дворец перепал
Равнодушно зевающим гуннам,
Заряжающим свой самопал;
Только я интуиции верю:
Стоит сделать решительный шаг,
Громыхнув бронированной дверью,
И развалится их особняк!»

СКИТАЛЬЦЫ

Не плачь, родимая, прости,
Что облик мой суров
И рассыпаются в горсти
Сухие комья слов;
Что бересклет разросся вширь
На ветреном холме
И францисканский монастырь
Неразличим во тьме...
Порода музыки тверда:
Октавами кровил -
Но брал чужие города
Бессмертия клавир!
Лавина горестей сошла
С вершины наших дней,
И содрогаются тела
В объятиях теней.
То распря вер, то сеча рас,
То новая чума...
Уж никогда не примут нас
Истлевшие дома.
Но разве нам страданья ад
Не во спасенье дан -
И разве души состоят
Не из душевных ран?